Главная » СПОРТ » «Бегать в маске — преступление против себя»

«Бегать в маске — преступление против себя»

В Москве с 1 июня разрешены занятия спортом на открытом воздухе, но при одном условии — обязательно носить маску. Жители столицы привыкли к масочному режиму, многие ходят в них и по улице, хотя до 1 июня требования распространялись исключительно на магазины и транспорт. Теперь же и гулять, и бегать нам придется в средствах защиты. Корреспондент «МК» решил проверить на себе, каково это заниматься спортом в медицинской маске, и вооружившись удостоверением, ранним утром в субботу отправился на пробежку.

фото: Ульяна Урбан

Сразу скажу, что я — не профессионал, у меня никогда не было тренера, я никогда не участвовала в официальных забегах и, упаси бог, не бегала марафоны. Единственный мой опыт коллективных забегов — это несколько попыток «Паркрана» в Крылатском.

История пробежек в моем приложении начинается с 2014 года, но это вовсе не значит, что уже шесть лет я непрерывно совершенствуюсь. Первое время сама себя саркастически называла «беременной мокрицей» — такой медленной была скорость. Потом случился длительный перерыв на беременность и восстановление (как вы лодку назовете, как говорится). Когда снова начала бегать, у меня не было абонемента в спортзал, поэтому сезон завершала в конце октября и начинала уже в марте-апреле, оставляя на зиму только домашние тренировки. Просто однажды побегала в минус 5, хватанула морозный воздух ртом и слегла с температурой. Так что полноценные беговые тренировки круглый год начались года два назад, летом — на улице, зимой — на дорожке в фитнес-клубе.

Рассказать эту долгую историю надо было, чтобы объяснить — у меня нет за плечами многолетнего опыта, я не бегаю длинные дистанции и выносливости хотелось бы побольше. Я — обычный бегун-любитель с не самыми впечатляющими достижениями, такая же, как многие из вас. И все мои знания о беге я черпала из ютьюб-роликов и аудиотренировок в приложении.В общем, ничем не примечательный физкультурник — это про меня. Но именно такие физкультурники указом мэра теперь обязаны носить маски во время занятий спортом.

Смотрите видео по теме:
«Журналист МК побегала в маске»

00:21

ХХХ

Два с половиной месяца изоляции. В самом начале было понятно, что они не пройдут даром для организма, привыкшего двигаться — утром 4 тысячи шагов до детского сада и обратно, часовая тренировка в зале и/или пробежка, да я даже по нашей редакции за рабочий день успевала находить около 5 тысяч шагов по маршруту «кабинет — верстка — столовая — за кофе — бильд-отдел — кабинет». Домашние тренировки в малогабаритной квартире и велотренажер оказались довольно бледной заменой.

Со временем я стала выбирать самый дальний магазин в квартале и ходить туда, но это все равно не больше 4-5 тысяч шагов в день. Поэтому когда на улице совсем потеплело, спрятала журналистское удостоверение в карман и решила все-таки пробежаться. Поздно вечером, без фанатизма. Тогда еще без маски. Но домой вернулась уже с насморком.

Все очень просто — увеличение нагрузок, а особенно резкое, ослабляет организм. Известный спортивный врач Зураб Орджоникидзе несколько раз говорил мне в интервью, что спортсмены на пике формы могут подхватить все, что летает вокруг — иммунитет снижается. На себе я, конечно, никогда не замечала «пика формы», потому что все мои тренировки носят довольно бессистемный характер, но как только начинаешь резко нагружать себя, то какая-нибудь мелкая простуда обязательно вылезет.

И вот физкультурники Москвы дождались разрешения заниматься спортом на открытом воздухе — какое счастье! Только с 5 до 9 утра. Это, кстати, не всем подходит, многие предпочитают тренироваться вечером. После энергозатратной тренировки можно испытывать сонливость, и половина рабочего дня проходит, как в тумане. Восстановиться помогает правильное питание, но скажем честно, не все в этом разбираются и могут четко следовать рекомендациям, иногда для этого нет возможности и времени.

Впрочем, при желании всему можно научиться. Так что пусть с 5 до 9 утра, не проблема. Но когда стало ясно, что заниматься спортом на улице мы обязаны в маске…

ХХХ

Месяц назад, когда в Германии только готовились возобновить чемпионат страны по футболу, в распоряжении Spiegel оказался один из рабочих вариантов медицинского протокола для бундеслиги. И в нем футболистов пытались обязать играть в медицинских масках.

Я тогда поговорила с действующими и бывшими футболистами, все смеялись: это нереально. Спортсмен должен дышать полной грудью и получать достаточный объем кислорода. В финальном немецком варианте протокола этого требования не оказалось, нашлись, видимо, умные люди, которые объяснили всю абсурдность подобного предложения.

В России профессионалов бегать по полю в медицинской защите не заставляют, но почему, если это нереально для профессиональных спортсменов, можно навязывать эту ограничительную меру обычному любителю-физкультурнику?

На самом деле, в спорте иногда используются гипоксические маски — это специальный тренажер с системой ограничения поступления кислорода в легкие. Он заставляет дыхательные мышцы нагружаться при вдохе, тем самым улучшая функции дыхательной системы. Тренировки в такой маске улучшают способность организма адаптироваться к последующим нагрузкам при нормальном поступлении кислорода, что может помочь на соревнованиях высокого уровня, где необходима выносливость. Тренажер как бы имитирует тренировки в высокогорье, в условиях разряженного воздуха. Но на самом деле, воздух через клапаны поступает неразряженный, его просто меньше. И далеко не все спортсмены, тренеры и врачи согласны, что такая маска может принести пользу.

В любом случае, это средство для натренированных профессиональных спортсменов, которые используют ее под наблюдением тренерского и медицинского штаба. Обычному любителю такая маска категорически запрещена, потому что гипоксия весьма опасна.

Медицинская маска — это не сконструированный учеными тренажер, она предназначена совсем для других целей. И все-таки нас обязали надевать ее для занятий спортом. Попробуем.

ХХХ

Удостоверение снова в кармане, на всякий случай, потому что 1 июня еще не наступило, и я на редакционном задании.

Маска и, на всякий случай, перчатки. Они не требуются, но дверь подъезда лучше открывать в них.

Моя обычная дистанция — пять километров. Иногда бегаю семь, очень редко — десять. На этот раз решила ограничиться тремя, потому что, во-первых, тело пинало балду два с половиной месяца, а входить в нагрузки надо постепенно, а во-вторых, неизвестно, как организм отреагирует на маску.

На два шага вдох-вдох, на два шага выдох-выдох. Обычно начать дышать ртом, чтобы поглощать больший объем кислорода, мне хочется уже после двух километров, особенно если взвинчивать темп. Я, конечно, стараюсь этого не делать. У меня нет гаджета, измеряющего пульс, поэтому бегаю я интуитивно. Если мне хватает дыхания подпевать без срывов любимому Эросу Рамаццоти, то значит, пульс в норме. Если начинаю задыхаться, надо сбросить скорость и восстановить дыхание, внимательно следя — на два шага вдох-вдох, на два шага выдох-выдох.

В маске перейти на дыхание ртом захотелось уже после пятисот метров. Желание было настолько нестерпимым, что я плюнула и задышала. Жизнь сразу наладилась, и бежать дальше можно было без проблем. Я ждала головокружения, желания все бросить и остановиться, но нет — ничего такого. Бежим дальше.

Очень быстро стало жарко, хотя погода прохладная, да и темп я взяла медленный — в режиме эксперимента не стоит ставить рекорды. Желания жадно хватать ртом воздух не возникало, но шею и лицо жутко пекло, кожа просто пылала. Лишь после полутора километров поняла, что настолько прислушиваюсь к своему дыханию и состоянию, что даже не заметила отсутствия музыки в наушниках. Просто забыла настроить плейлист, видимо, волновалась перед ответственным забегом.

Сорвать маску захотелось через два с лишним километра. Головокружения по-прежнему не было, но чувствовалось (возможно, это психологический эффект), что я вдыхаю не нормальный свежий воздух, а всю гадость, которую из себя уже выдохнула. Он был горячим, неприятно влажным. Хотя не скажу, что маска сильно намокла.

Хотелось вдохнуть запах сирени, которая буйно расцвела на бульваре. Она была близко, но будто за стеклянным куполом, а внутри этого купола только раскаленный грязный воздух. «Терпи», — моя мантра на последние семьсот метров. Женский голос в приложении отсчитывает мне каждые пятьсот, и обычно с похожим нетерпением ждешь этой отсечки, когда ставишь себе цель поставить скоростной рекорд. На дистанции, изученной за годы вдоль и поперек, тебе кажется, что именно у этого столба она должна сказать: «Ты пробежала два километра пятьсот метров», но она почему-то молчит, зараза! Ты уже готова сдаться, и эта тетка в приложении словно чувствует: начинает говорить.

На финише я не стояла, согнувшись, восстанавливая дыхание, не пыталась жадно выпить очищенный за время изоляции московский воздух. Мне хватило нескольких секунд, чтобы продышаться. За это время мимо меня пронеслось еще несколько человек, но только один из них тоже был в маске. Хотелось спросить его об ощущениях, но у бегунов не приятно грубо вмешиваться в процесс, отвлекать, тем самым сбивая ритм.

Бегать в маске возможно, но жутко неудобно и неприятно. Но, во-первых, это лишь ощущения, как это может сказаться на организме, я не знаю. Во-вторых, дистанция была слишком короткой, а скорость слишком медленной. Допускаю, что при других вводных итог был бы другим. И в ней совершенно точно не получиться работать над улучшением результатов, да и просто полноценно тренироваться. В ней можно лишь переждать этот этап ограничений, чтобы совсем не растерять форму. Уже после своего эксперимента я позвонила спортивному врачу и заслуженному тренеру России Игорю Завьялову.

— Насколько вредно бегать в маске? Этот вопрос очень непростой, ответить на который с научной точки зрения сейчас невозможно, только с точки зрения здравого смысла, — Игорь напомнил, что медицина — наука доказательная. А значит, нужно ставить эксперименты, брать контрольные группы, одна из которых бегает в масках, а другая без масок. А потом сравнивать показатели, изучать, исследовать. — В армии есть такое упражнение — бег в противогазе, на случай химической атаки. Так вот, в беге в маске или противогазе нет ничего хорошего, и если есть возможность бегать без них, то лучше так и делать. Но сейчас возможности нет, маска в данном случае, — это респект окружающим. Потому что вас она никак не защищает от вируса, что бы там не утверждали. Говорю это как доктор и как, в свое время, военный доктор. Но маской вы защитите другого человека, если вдруг чихнете или плюнете. Но если рядом с вами никого нет, то вы не опасны. Я ни в коем случае не призываю никого бегать без маски, но бегать в ней гораздо хуже, это сто процентов. Если у вас закрыт при этом нос, то, конечно, легкие получают меньше кислорода. А с другой стороны, что лучше — сидеть дома без маски или бегать в маске? Тоже ведь ответ для каждого свой.

Наиль Забаров известный бегун на сверхмарафонские дистанции, тренер сборной России по этой дисциплине, сознался в разговоре, что бегать в маске не будет:

— Я сейчас уже бегаю понемногу, как говорится, для аппетита, но маску надевать не стану. Никогда в ней не бегал. Бывало, что готовился к марафонам в жарких странах в специальной амуниции, но даже тогда не в маске. Помню, Владимир Котов, известный советский легкоатлет, занявший 4 место на Олимпиаде-80, готовился к Играм в Лос-Анджелесе в сауне. Тогда, правда, на игры не поехали. Так что да, спортсмены иногда готовятся в экстремальных условиях. А бегать в маске — это вдыхать обратно все бактерии, которые выдохнул. Да и никакой угрозы бегущий человек не представляет, если делает это один. Бегать в маске — это преступление против самого себя.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*